геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / антропосфера

Как рождалась гласность, или самураи в бизнесе    Версия для печати
Копаясь в одном из производственных архивов конца 1980-х, мы случайно наткнулись на документы, которые без преувеличения можно назвать историческими. Правда, их публикация требовала изрядной литературной обработки и тщательной сверки по всем доступным источникам. Тем более, что ни одна автобиография в принципе не может избежать двух особенностей: приукрашиваний и замалчиваний. Но вот наконец итог наших бдений перед вами: полезного и приятного вам чтения – милости просим в мир Ее Величества Истории! Автора же данных мемуаров обозначим, как делалось это в старину, литерой N. Мертв он или жив, нам неизвестно, – возможно, по-прежнему занимается в Москве бизнесом.

Неисчерпаемый фонтан

По сей день названия Panasonic, National, Technics, Seiko, JVC произносятся на постсоветском пространстве с нотками благоговения. Что уж говорить о временах, когда бытовая электроника соответствующих марок была доступна от силы 1% советских людей!

При этом наивные соотечественники даже не сомневались, что и Panasonic, и National, и Technics, и Seiko, и JVC производятся одноименными фирмами. На самом-то деле все перечисленные бренды принадлежали группе компаний «Мацусита Денки Саньо Кабусики Кайса», по-английски – Matsushita Electric Industrial Company. Приступая к работе на ее заводах по всей Японии, каждый день в восемь часов утра двести тысяч человек распевали гимн:

Пусть наша продукция течет к народам всей планеты,
Пусть течет она непрерывно и вечно,
Словно вода из неисчерпаемого фонтана!

Продукции действительно было много, очень много: «Мацусита» производила примерно пятидесятую часть (2%) всех индустриальных изделий Страны восходящего солнца. А та занимала второе место в мире после США по объему валового внутреннего продукта. В нашем царстве бракованных магнитофонов японские образцовые предприятия и высокие технологии вызывали бешеную зависть повсюду – от курилок до высоких кабинетов; о «семейной» корпоративной этике и внутрифирменном патриотизме японских трудящихся ходили легенды.

И вот на самом советском «верху» возникла идея пересадить японскую организацию труда на почву социалистических предприятий. Тогда-то, дескать, советские люди перестанут растаскивать общенародное добро, повернутся к делу со всей душой, станут активно вносить рационализаторские предложения, в результате чего вырастут производительность и качество труда. Нам представляется, что именно подобный самообман спровоцировал рождение такого элемента пресловутого «ускорения», как гласность.

Помните, «ранний» Михаил Сергеевич неустанно твердил о «человеческом факторе»? В советскую прессу, особенно в интеллигентскую «Литературную газету», просачивались рассказы об устройстве лучших западных корпораций. В 1986 году в московском издательстве «Прогресс» огромным тиражом вышел русский перевод американского бестселлера «В поисках эффективного управления» – In Search of Excellence: Lessons from America's Best Run Companies.

На страницах своего тома авторы – американцы – Том Питерc и Роберт Уотермен раскрыли ту же тему на массе конкретных примеров. Однако сильнее всего умы «прорабов ускорения» тяготели к японской модели: благодаря ярко выраженному коллективизму (солидарное общество) она казалась ближе отечественному менталитету, нежели эгоистичный индивидуализм Запада (гражданское общество).

– Еще в начале своей деятельности на посту руководителя нашего государства мне довелось встречаться со многими японскими представителями, – скажет Горбачев в 1991 году японскому премьер-министру Тофику Кайфу. – Быть может, я встречался с ними даже чаще, чем с представителями других стран.

– Я также встречался с большинством из этих японских представителей, и они рассказывали мне о содержании бесед с вами, – подтвердит Кайфу.

Того факта, что в Японии средства производства находятся, как и на Западе, в частных руках, «прорабы» предпочитали не замечать. Они иррационально надеялись, что наши производственники начитаются «Литературки», да и кинутся внедрять в советских цехах передовой опыт Matsushita, Sony, Sharp, Hitachi, Toshiba, Nissan, Toyota, Mazda, других лидеров японского бизнеса. После этого главная цель «ускорения» будет достигнута: прекратив деградировать, социалистическая экономика начнет развиваться с нарастающей эффективностью.

Подобная утопия в принципе не могла реализоваться, поскольку многочисленные убыточные предприятия в СССР дотировались из государственного бюджета, в то время как вся Япония, словно мантру, повторяла слова Коносуке Мацуситы: «Если вы не получаете прибыли, то тем самым совершаете преступление против общества».

В итоге Горбачеву сотоварищи пришлось расширять «ускорение» до формата «перестройки», а разрешенная «для обмена опытом» гласность с каждым годом все сильнее напоминала свободу слова. Что же касается секретов капиталистического менеджмента, то их советские руководители изучали не по газетам, а на практике, – в рамках создававшихся одно за другим совместных предприятий. Автора найденных нами архивов более всего в ту пору занимал вопрос: какое СП можем создать с «Мацуситой», чем заинтересовать акул капитализма из Страны восходящего солнца?

Группа «Мацусита» была бесспорным лидером японского бизнеса. Куда отправился Дэн Сяопин в октябре 1978 года – на самом старте китайских реформ? В штаб-квартиру «Мацуситы», чтобы пригласить ее поучаствовать в модернизации КНР. И за три последующих десятилетия в Китае возникло около сотни заводов «Мацуситы».

«Ну чем, чем мы можем быть интересны японцам? – вопрошали мы себя снова и снова. – От какого предложения они не смогут отказаться?»

Тур по мертвым заводам

«Наши товары текут к народам всего мира беспрерывно и вечно, – вертелся у автора мемуаров в голове гимн "Мацуситы", – беспрерывно и вечно, текут беспрерывно... Стоп!.. А как именно они текут, скажем, в Европу? Иными словами, какая у "Мацуситы" логистика?».

– Эврика, – пробормотал один из первых «домашних» предпринимателей, наш г-н N. – Кажется, это их зацепит...

Он уже не помнил, кто именно сказал «Когда много думаешь, появляются мысли», но сама формулировка была, безусловно, емкой. Предприниматель словно впал в инсайт – просветленное состояние, в котором все становится ясным и понятным. Ассоциации внезапно замкнулись в суждение, из которого вытекло умозаключение: интеллектуальная проблема разрешилась. Дело осталось за малым – лично познакомиться с президентом «Мацуситы» и убедить его в выгоде нашего сотрудничества. В 1980-х не знать имени этого человека было все равно, что сегодня не слышать о Билле Гейтсе.

Но знать – одно, а заполучить Тосихико Ямаситу в деловые партнеры – совсем другое. Не станем утомлять читателя описанием рутинной подготовительной работы; лучше сразу возьмем быка за рога. В 1987 году Ямасита прилетел в Москву. По приглашению нашей фирмы! Разумеется, этот визит не мог остаться незамеченным советской верхушкой, которая тщетно тащила страну из трясины экономических неурядиц и готова была получать финансовую помощь хоть от дьявола, хоть от капиталистических стран. От министра иностранных дел Шеварднадзе о приезде Ямаситы узнал премьер-министр Рыжков и тут же выразил желание встретиться со знаменитым японцем.

Эдуард Амвросиевич дал соответствующее поручение, и Смоленская площадь связалась с посольством Японии в СССР. Вскоре японский посол прорвался к Тосихико Ямасите и, прищелкивая от уважения каблуками, передал просьбу своих советских коллег. Увы, ответ его не обрадовал:

– Прошу передать господину премьер-министру мои извинения, но, к сожалению, мы не сможем повидаться с ним. Это не запланировано, ведь я приехал к господину N и совсем не располагаю временем.

– Господин Ямасита позволит сопровождать его к господину N?

Тут уж японский посол был уверен в положительном ответе.

– Благодарю вас, это лишнее, – вновь отказался Ямасита. – Я приехал к нему, чтобы очень многое обсудить в сфере бизнеса. Вряд ли это будет интересно дипломатам!

В знак негодующего согласия чрезвычайному и полномочному послу Страны восходящего солнца оставалось лишь дипломатично щелкнуть каблуками.

...В зал для переговоров Тосихико Ямасита вошел, прижимая к груди толстенную папку. Как вскоре выяснилось, то было целое досье как на меня, так и на созданную нами промышленную ассоциацию. После серии поклонов, комплиментов и прочих «прелиминариев» японец с широкой улыбкой на лице и озабоченностью в голосе признался:

– Пока нам не вполне понятно, какие активы вы сможете внести в уставный капитал совместного предприятия, господин N.

Я попытался отбиться:

– Позвольте процитировать Фредерика Тейлора. Отец научной организации труда считал, что «хорошая организация при бедном оборудовании даст лучшие результаты, чем отличное оборудование при плохой организации». Безусловно, мы не располагаем такими совершенными предприятиями, как «Мацусита». Однако предлагаемая нами логистическая цепочка сама по себе явится весомым вкладом в общее дело. Кроме того, у нас имеется транспортный авиапарк!

– К сожалению, этого слишком мало, – покачал головой гость, по-прежнему улыбаясь. – Видите ли, мы в Японии, безусловно, высоко ценим организационные находки Тейлора, но до сих пор остаемся в какой-то степени самураями. Может быть, это несколько архаично, но такова наша природа. Из-за этого мы с вами находимся в рамках совершенно различных философских концепций, даже разных социальных формаций.

– В чем же вы видите принципиальную разницу между советским и японским обществами, если отбросить идеологические штампы?

– У вас общественный механизм устроен так, чтобы поддерживать самых слабых. Но согласно самурайской философии мы не можем быть партнером, и тем более равным партнером более слабой структуры. Это для нас позор: когда партнер заведомо слабее самурая, самурай роняет свое лицо. Прошу вас не обижаться, но дело обстоит именно так, это подтвердит любой японец.

И словесный поединок с улыбающимся самураем продолжился.

– Никакой речи не может быть об обидах, господин Ямасита! Однако мы не так слабы, как кажется на первый взгляд. В индустриальную ассоциацию, которую я имею честь возглавлять, входят свыше сотни индустриальных гигантов из разных республик СССР. В настоящее время на наших шахтах, авиастроительных заводах, верфях, портовых терминалах, заводах электронной промышленности и среднего машиностроения работают свыше восьмисот тысяч человек. Между прочим, это в пять с половиной раз больше, чем все штатные расписания корпорации «Боинг».

– В любом случае я намеревался посетить ваши предприятия, – сказал самурай, поглаживая свою папку. – Предоставьте мне возможность осмотреть хотя бы лучшие из них – на ваше усмотрение.

И что вы думаете? Мы отправились в путешествие, в ходе которого у меня очень редко возникал повод для гордости за свою страну. Крупнейший промышленный магнат планеты смотрел на производство совершенно иными глазами, нежели гуманитарии из США, которые прежде не раз приезжали в СССР. Несколько мелких деталей говорили Ямасите о состоянии дел гораздо больше, чем многословные пояснения.

– Этот завод мертв, – констатировал Тосихико Ямасита с неизменной улыбкой.

– Но взгляните на эти новейшие станки с ЧПУ – числовым программным управлением!

– К сожалению, новейшие станки не могут быть аналоговыми, господин N. Пришло время цифровой техники.

Мы мотались от Кирова до Горького, как тогда назывался Нижний Новгород.

– Этот завод мертв, – слышал я в очередной раз.

Краска стыда заливала лицо: въедливый японец называл «мертвыми» даже те заводы, которые мы считали более или менее «живыми».

– Ну почему же мертв? – бился я за честь державы. – С будущего года здесь начнется производство товаров народного потребления, это образцовое конверсионное предприятие. Взгляните, сейчас как раз идет реконструкция...

– Не занимайтесь ею, ничего стоящего вы здесь не произведете, – повторял самурай. – Мертвый завод. Не занимайтесь!

Мы отправлялись дальше, но и на следующем предприятии раздавалось прежнее:

– Этот завод мертв.

Три слова самурайского приговора слились в одно-единственное наваждение: фраза «этот завод мертв» преследовала меня даже во сне.

Наконец тур по «мертвым заводам» подошел к концу.

– Советской стороне нечем внести даже пятидесяти процентов уставного капитала, не говоря уже о большей доле, – подвел итог Ямасита. – Но увы, я не увидел ни одного предприятия, которое представляло бы ценность с точки зрения современной индустрии. Тем не менее, предложенная вами логистическая концепция заманчива, и мы высоко оцениваем ваш персональный потенциал. С вами, господин N, мы готовы иметь дело, и даже абсолютно честно.

Последнее слово потрясло меня. Ощутив себя жертвой виртуозного наперсточника, я воскликнул:

– Честно?! Что вы имеете в виду?

– Впервые в истории японского бизнеса мы готовы создать СП с равным участием, – улыбался гость как ни в чем не бывало. – Пятьдесят на пятьдесят процентов, хотя вы этими процентами пока не располагаете. Это и означает честно: мы относимся к вам, словно к самураю!

Вопрос возник сам собой:

– Я искренне тронут столь высоким доверием, господин Ямасита, но как же мы будем распределять совместные доходы?

– Свои пятьдесят процентов вы постепенно наберете за счет причитающейся вам доли в прибыли. То есть японская сторона будет выбирать всю прибыль, а вы в течение некоторого времени не сможете получать ни одной иены. Фактически вам предоставляется право накопить свою долю в рассрочку. Мы в Японии говорим об этом так: «поливай корни». Согласны, господин N?

– Господин Ямасита, это разумное и справедливое предложение!

«Нэма уоши» – так звучит по-японски «поливай корни». Это словосочетание я запомнил на всю жизнь, а со временем узнал, что восходит оно к искусству выращивания крошечных деревьев – бонсай. Говорят, самое главное в бонсай – уход за корнями.

Пожимая мою руку, самурай сказал:

– Учтите, на паритетных началах «Мацусита» не работает больше ни с кем в мире, даже ни с одной американской компанией. Как правило, мы позволяем себе вложить в уставный капитал СП намного меньше партнеров, например, десять процентов. Но никак не наоборот!

– Благодарю вас за исключение из правил, – с чувством ответил автор воспоминаний. – Советская сторона сделает все, чтобы вы никогда о нем не пожалели.

Сделать между тем предстояло немало.

Наступил черед практической реализации моего плана переброски электроники из Японии на Запад.

«Панасоник» в солдатских руках

Десятилетиями новехонькие японские электроприборы миллионами штук проносились над головами ни о чем не подозревавших советских людей, дабы в скором времени найти себе владельцев в капиталистических странах Европы. Проблема заключалась в том, что на протяжении 11 тыс. км продукция непрерывно дорожала.

В копеечку обходились и аренда воздушных судов, и авиационный керосин из импортной нефти, и право пролета над советской территорией. Добравшись до европейских магазинов, японская радиотехника стоила практически столько же, сколько аналогичные изделия европейских фирм.

Снизив транспортные издержки, можно было существенно увеличить конкурентоспособность «Мацуситы» и других японских экспортеров. Вопль «Эврика!» вырвался тогда, когда меня осенило, как этого добиться по всем трем направлениям: фрахтование, топливо, использование воздушного пространства. Да, советская доля составила лишь несколько десятых процента в уставном капитале нашего с «Мацуситой» СП. Однако что это была за доля! Шестнадцать Ил-76 – первые советские военно-транспортные самолеты с турбореактивными двигателями. На 55% эти машины принадлежали государству, а на 45% – нашей промышленный ассоциации.

Лайнеры выработали в среднем по 3/4 своего летного ресурса, то есть несколько лет вполне могли еще полетать. Естественно, что за их пребывание в советском небе ничего не надо было платить, потребляли они дешевое отечественное горючее, могли эксплуатироваться как на бетонных, так и на грунтовых взлетно-посадочных полосах. Недаром эти неприхотливые машины великолепно зарекомендовали себя в афганской кампании: за десять лет моджахеды сбили лишь два Ил-76.

Вкратце схема выглядела так. «Мацусита» доставляет на Сахалин товар. Солдаты загружают его в Ил-76 – порядка тридцати тонн в зависимости от модификации самолета. Тридцать тонн отборной бытовой радиотехники! С крейсерской скоростью около 800 км/ч лайнер уносит этот предмет вожделения советского народа курсом на финскую границу. Где-то в середине пути необходимо дозаправиться. Конечный пункт маршрута – один из военных аэродромов под Выборгом. Здесь другие советские солдаты осуществляют разгрузку. Далее товар помещается на консигнационные склады у самой границы. За хранение мы, как консигнант, ничего не платим. Оттуда электроника уходит в Финляндию и растекается по Европе.

На словах все просто, но отладить цепочку было, прямо скажем, нелегко. Поначалу я целыми днями корпел над картами местности, досконально проверяя и утверждая графики поставок. С какого военного аэродрома и когда взлетает тот или иной самолет? Когда и где он должен совершить посадку, сколько времени уйдет на его разгрузку и заправку, куда и когда он возьмет курс после этого? Все этапы транспортировки должны были четко стыковаться друг с другом с учетом как предполетного обслуживания бортов, так и разницы во времени между часовыми поясами Дальнего Востока и Северо-Запада страны.

Однако очень скоро схема заработала почти без сбоев – самурай Ямасита был приятно удивлен! Между тем наш секрет заключался в армейской дисциплине: от начала и до конца дело находилось в руках военных. Как ни крути, но некоторые вещи люди в погонах всегда сделают лучше, чем штатские. Однако в данном случае использование солдат неожиданно обернулось еще одним, весьма существенным плюсом.

Прежде, когда «Мацусита» пользовалась услугами транспортных фирм, на маршруте пропадало, хотя в это трудно поверить, до 20% товара! Гражданские такелажники старательно следили, чтобы утащить с каждого борта никак не менее ста единиц техники; порой от жадности «усушка с утруской» достигали целой тысячи штук с самолета. Вы только представьте себе эту кучу проигрывателей, магнитофонов, наушников, телевизоров, фотоаппаратов, пылесосов, телефонов, микроволновок (в тогдашнем СССР немногие были осведомлены о существовании таких изделий) и прочего!

На нашем совместном предприятии пропадали не тысячи, не сотни, даже не десятки, – единицы продукции. Как же так, спросите вы, ведь общеизвестно, что Советская армия погрязла в воровстве? Что ж, у меня есть ответ. Во-первых, крали неучтенное или бесхозное имущество, а к нашим грузам прилагались все необходимые документы. Во-вторых, армейское добро списывали на порчу вследствие длительного хранения или на боевые потери – явно не наш случай. В-третьих, военная собственность растаскивалось под руководством офицеров, но у нас приказы по перевозкам электроники поступали в воинские части от людей с очень большими звездами. В-четвертых, солдатам негде хранить краденое, если только его нельзя немедленно съесть.

Конечно, не все советские пацаны в хаки могли устоять перед «фирменной» электроникой. Отдельные владельцы ловких рук умудрялись на ходу при переноске товара извлечь из коробки, скажем, утюг и сунуть его под мошонку – в трусы. На складской полке пустая упаковка выглядела так, словно утюг по-прежнему внутри. Но и командиры недолго ломали головы над тем, как «спрофилактировать» подобные кражи. Перебирать вручную все упаковки в поиске пустых? Нет, это слишком трудоемкое занятие, да и потом все равно где-то придется искать похищенное. Решили, что логичнее сразу прочесывать казармы. В итоге утюги и плееры из солдатских тумбочек стали незамедлительно возвращаться на склады, а доставка продукции достигла 99%. Японские партнеры были страшно довольны!

– Гам ба тый кудассай, – повторял традиционную формулу успеха господин Ямасита. – Мы достигнем своей цели, если будем много работать.

Слава о нашей надежности разлетелась по всей Стране восходящего солнца, ведь мы перевозили продукцию не только «Мацуситы», но и других электронных компаний. Как известно, объединение всегда дает больший эффект, чем разрозненные усилия. Математики выражают это правило синергии формулой «2 + 2 = 5», а физики напоминают, что мягкие медь и олово в сплаве дают прочную бронзу; вот и японские фирмы предпочитали оплачивать транспортные расходы в складчину. Кстати, некоторые компании, помимо конечной продукции, экспортировали целые технологические линии. И все же основным нашим грузом оставались изделия под торговой маркой «Панасоник».

Тем временем перестройка привела государство к необходимости избавления, говоря современным языком, от непрофильных активов. И в самом деле, ну зачем бюрократической машине доля в транспортном предприятии? Вначале социалистическое государство с присущей ему рыночной робостью продало нашей ассоциации 25% советского вклада в уставный капитал, и наша доля достигла 70%. После этого чиновники замерли в ожидании того, что теперь произойдет.

Удивительное дело – гром не грянул, и земля не разверзлась! Наше транспортное СП продолжало себе спокойно работать. И чиновники предложили нам полностью выкупить оставшиеся 30% государственного участия.

Мы с «Мацуситой» остались наедине.

Суси с... женского тела

На протяжении четырех с половиной лет «Мацусита» исправно выбирала свою прибыль, но наша ассоциация не получала ни копейки, присоединяя всю свою прибыль к уставному капиталу. Что делать – уговор дороже денег!

Но вот наконец настал тот день, когда наша доля сравнялась с японской: «эти русские» подтянулись до уровня самураев; «гам ба тый кудассай»!

Трудно даже сказать, кто из нас больше обрадовался. На очередной встрече и без того всегда приветливый Тосихико Ямасита просто торжествовал:

– Четыре с половиной года назад я выбрал вас, потому что полностью вам доверял!

– Что же заставило вас поверить в меня?

– Если оставить в стороне чисто личные впечатления, то отвечу одним словом: конверсия, – самурай хлопнул ладонью по столу. – Я увидел, как вы переводите военные заводы на гражданские рельсы, с чем я ни за что не стал бы возиться. Именно тогда я вдруг понял: этот человек не допустит, чтобы на мою голову лег позор. И вот мы уже с вами работаем на равных, капитализация одинаковая. Теперь вы имеете право участвовать не только в перевозке, мы партнеры и по производству, вы будете участвовать в выработке решений о выпуске той или иной продукции. Отныне вашей ассоциации полагается часть прибыли «Мацуситы», господин N.

С этими словами президент группы компаний поклонился. С ответным учтивым поклоном я уточнил:

– Господин Ямасита, а сможем ли мы расходовать свою долю в прибыли нашего СП на закупку товаров у других японских компаний? Как-никак, среди них есть и конкуренты «Мацуситы».

– Разумеется! Если товары конкурентов лучше наших, то это не повод для их бойкота. Это повод для инноваций на наших производствах. В этом и состоит смысл честной конкуренции: мы стараемся сделать что-то лучше других, а другие стремятся сделать что-то лучше нас.

«Блестящий ответ, – подумал я. – Когда в России конкуренты отстреливают друг друга, пули летят рикошетом в их собственный бизнес». Но сказал совсем другое:

– Однако для начала, как мне кажется, нам следует вложить средства вовсе не в бытовую электронику для Европы.

– Ну-ка, ну-ка, это безумно интересно, во что же именно?

– Почти все наши самолеты выработали летный ресурс, пришла пора их заменить. Кроме физического износа, они устарели и морально, потому что сжигают десять тонн керосина за час полета. Это слишком расточительно, у «боингов» расход топлива гораздо меньше.

Самурай из хай-тек посмотрел с хитрецой:

– Может быть, все же купить новые «илы»? Они наверняка экономичнее старых!

Мне оставалось лишь покачать головой:

– К сожалению, в последние годы новые «илы» почти не производились. А те, которые все-таки выходили из сборочных цехов, оснащались двигателем, созданным в шестидесятых годах. Новый двигатель уже разработан: он вдвое превосходит прежний по мощности, уровню шума и экономичности, но еще не прошел сертификацию. Покупать же продукцию только на том основании, что она произведена в Отечестве, – это воспаление патриотизма. Патриотит. Здоровый патриотизм заключается в том, чтобы вести бизнес рационально, с минимальными затратами.

– Мы в Японии придерживаемся именно такого мнения, – одобрительно заметил самурай. – Уровень жизни в государстве напрямую зависит от эффективности фирм, которые в нем работают.

Вскоре после этого разговора мы начали избавляться от старых Ил-76 и закупать «боинги»; отдача от экономии горючего не заставила себя ждать.

Наши доверительные отношения с Тосихико Ямаситой складывались на фоне бесконечных переговоров по Южно-Курильским островам. В обеих странах менялись кабинеты, проходили встречи на высшем уровне, принимались совместные заявления и декларации, достигались договоренности, а воз оставался в своем прежнем тупике. Правда, это – совсем другая история, в ходе которой любезный Ямасита как-то раз пригласил меня на неформальный обед с очередным главой кабинета; четвертым в нашей компании был, разумеется, переводчик.

Обед в конце концов перерос в ужин: мы отправились в ресторанчик кушать суси с... женского тела. Да-да, прелестная девственница возлежит перед вами, а на ее обнаженной идеальной фигуре возлежат роллы из морепродуктов, овощей и вареного риса. И церемония, и модель для пищи называются «ниотамори».

С глубокой древности считается, что самые ценные, «правильные» суси – те, которые вобрали в себя тепло и энергию человека. Приглашение разделить столь экзотическую трапезу является выражением особого доверия и означает возможность по-настоящему откровенного разговора.

– Господин N, вы должны понять нашу самурайскую философию, – медленно заговорил премьер-министр, аккуратно подбирая слова, чтобы посторонние не могли понять, о чем идет речь. – Это не моя философия, не философия правительства, она течет в наших жилах. Если я приму решение, которое вы хотите, вы думаете, его возможно будет реализовать? Мне придется сделать себе харакири, а моему решению не дадут выйти из стен моей резиденции. Такого решения мне не простят, так как оно не соответствует самурайской философии. Быть может, у будущих, более прагматичных поколений эта философия не будет иметь такого значения, как сегодня. И тогда, через три или четыре поколения наши потомки начнут договариваться. Но сейчас это невозможно.

Ну что тут было сказать? Мне осталось лишь вздохнуть по-японски:

– Гам ба тый кудассай!

«Мы достигнем своей цели, если будем много работать».

Мастер-классы

К началу нашего общения с Тосихико Ямаситой у меня имелся немалый опыт руководящей работы в советских условиях. Высшему управленческому профессионализму в рыночной среде я учился у самурая. Расскажу об этом совсем коротко.

Первый «мастер-класс» посвящался организации бизнеса. На моих глазах выдающийся японец создал дистрибьюторскую и трастовую компанию, по образцу которых я впоследствии осуществлял многие свои проекты в разных странах мира. Много ли мы, советские люди, знали о трасте и дистрибуции?

Второй «мастер-класс» в полной мере раскрыл самурайское отношение к партнеру. Японцы никогда не пытались меня обмануть, хотя возможностей для этого было немало. Вместо того, чтобы «тырить мелочь по карманам», островитяне уважают достоинство партнера и позволяют ему расти: это выгодно им самим, это единственно верный бизнес-курс.

– Обращайся с коллегами так, будто все они члены твоей семьи, – как-то раз процитировал «электронный самурай» легендарного Коносуке Мацуситу. – От этого сильно зависит процветание.

Третий «мастер-класс» показал, каким образом нужно учитывать пресловутый «человеческий фактор». Для японцев он и правда играет решающую роль. Еще Мацусита догадался внушать персоналу простую мысль: чем лучше компании, тем лучше ее сотрудникам, а следовательно, и всему японскому народу, частью которого сотрудники являются. После поражения японского национализма во Второй мировой войне данная мысль была гениально развита до глобальной всеохватности.

«Прогресс цивилизации – это не абстракция, – провозгласил Мацусита. – Все мы совместными усилиями вносим в него свою лепту. Поэтому ключом к успеху служит полнейшая преданность компании».

Тогда же родился и цитировавшийся выше гимн с ключевыми словами о «нашей продукции», которая «течет к народам всей планеты».

Однако у меня есть очень большие сомнения в том, удастся ли когда-нибудь подобную философию укоренить где-либо за пределами Страны восходящего солнца. Ведь японцы считают свою нацию одной семьей: согласно религии синто, император приходится родственником каждому японцу.

Четвертый «мастер-класс» касался технологии превращения узких специалистов в универсальных профессионалов. Для этого значительную часть сотрудников, особенно управленцев, ежегодно переводят на другие рабочие места, в итоге чего происходит взаимообмен лучшим опытом. А это вновь-таки дает синергетический эффект.

Справедливости ради отмечу, что и у нас в отдельных отраслях (прежде всего, в химической) в 1970–80-х годах внедрялся так называемый «бригадный подряд». Рабочий, который прежде постоянно трудился на одной и той же установке, изучал технологически смежные установки. После этого все члены бригады могли подменять друг друга и переходили от одной зоны обслуживания к соседней зоне путем ротации, например, еженедельно.

Но в целом советская промышленность была «заточена» под многолетний труд за одними и теми же станками. Это особенно ярко проявилось с наступлением информационной эпохи, когда все быстрее исчезают за ненадобностью одни профессии, и возникают другие; сносятся устаревшие производства, и открываются абсолютно новые. Точно прогнозировать капризы рынка труда едва ли возможно, поэтому ни одно, ни два, ни даже три высших образования, как правило, не удовлетворят ежегодно меняющийся спрос на специалистов. Это по плечу лишь непрерывному, пожизненному образованию. Его де-факто задействовала «Мацусита», а вслед за нею и прочие лидеры высоких технологий.

Кстати, еще писатель Константин Симонов точно подметил: «Образованный человек тем и отличается от необразованного, что продолжает считать свое образование незаконченным».

Изящно сформулировано?

Жаль, но красивые слова у нас оборачиваются красивыми делами гораздо реже, чем у японцев.

Публикацию подготовили Виктор Бирюков (Атяшево) и Александр Черницкий (Москва)

08.07.2013 Александр Черницкий


Комментарии (1)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



антропосфера
 
Дэн Сяопин: игла, укрытая в вате (Александр Черницкий)
Анатолий Александров: ядерный вождь (Александр Черницкий)
Евгений Расщепов: маленький великан (Александр Черницкий)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
17.05.2017 Бензин в России за неделю подешевел оптом и подорожал в розницу
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
Остальные новости


Венецианская штукатурка
 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ