геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / геополитика

Израильское лобби и внешняя политика США    Версия для печати
Авторы предлагаемой вниманию читателей работы являются очень известными и уважаемыми американскими специалистами. Стивет Уолт (Stephen M. Walt) – профессор международных отношений престижнейшего Гарвардского университета. Джон Миршаймер (John J. Mearsheimer) – политолог, профессор Чикагского университета, считающийся одним из отцов теории «агрессивного реализма» во внешней политике. В марте 2006 г. ими была опубликована большая статья (впоследствие изданная как книга) под названием «Израильское лобби и внешняя политика США» («The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy»). По словам Миршаймера, идея провести исследование на столь деликатную тему возникла в 2002 г. – вскоре после печально известных терактов 11 сентября 2001 г. Характерно, что статья увидела свет не в Америке, где ни одно издание не решилось на публикацию, снимающую печать молчания с «запретной» темы отношений США и Израиля, а в британском журнале «London Review of Books». Уолт и Миршаймер прекрасно знали, какую цену им придется заплатить за свой неординарный поступок, потому для них не стали неожиданными регулярные обвинения в антисемитизме или подстрекательствах к антисемитизму, клеветническая кампания в прессе, гнев Антидиффамационной лиги, публичные намеки сильных мира сего на полную научную некомпетентность. Работу двух профессоров даже назвали попыткой имитации «теории заговора», хотя в ней отражены факты, сведения о которых почерпнуты главным образом из крупнейших американских и израильских изданий, а также других открытых и общедоступных источников. В центральных американских СМИ публикация вызвала довольно вялую дискуссию; тем не менее, благодаря Интернету авторам удалось донести свою обеспокоенность ситуацией, сложившейся на политическом Олимпе единственной в мире сверхдержавы, до широкой общественности, которая, в целом, с большим пониманием отнеслась к позиции ученых. Несмотря на то, что резонанс, связанный с появлением статьи, несколько стих на Западе, проблемы, затрагиваемые Уолтом и Миршаймером, будут оставаться актуальными на протяжении еще длительного времени. Потому знакомство заинтересованных русскоязычных читателей с работой крупнейших американских специалистов, представляется, будет не напрасным.

Дмитрий Павлов



На протяжении последних нескольких десятилетий, особенно после Шестидневной войны 1967 г., системообразующим элементом американской политики на Ближнем Востоке были отношения с Израилем. Безоговорочная поддержка Израиля в сочетании с регулярными попытками продвижения «демократии» в регионе крайне негативно сказалась на общественном мнении в исламском мире в целом и арабских странах, в частности. Такая политика ставит под удар не только американскую национальную безопасность, но и общемировую стабильность. В американской политической истории подобное положение не имеет аналогичных прецедентов. Какой смысл в том, что США пренебрегают собственной безопасностью и безопасностью многих своих союзников ради обеспечения интересов третьей державы? Теоретически можно было бы предположить, что отношения между двумя странами основываются на взаимных стратегических интересах или абсолютных моральных императивах. Но подобное объяснение не дает ответа на вопрос о причинах столь массивной материальной и дипломатической поддержки, оказываемой США.

Вектор американской политики в регионе практически полностью определяется внутренней конъюнктурой. Речь идет прежде всего об активности «израильского лобби». Другим лоббистским структурам также удавалось оказывать влияние на внешнюю политику, но ни одно из них не имело и не имеет возможности направлять ее в столь далекое от обеспечения национальных приоритетов русло и одновременно внушать американцам идею о том, что интересы США абсолютно идентичны интересам другого государства – в нашем случае Израиля.

Со времени окончания войны Судного дня в октябре 1973 г. Вашингтон оказывал поддержку Израилю в объемах, которые несопоставимы с аналогичными показателями у остальных стран. С 1976 г. Израиль стал крупнейшим получателем прямой ежегодной экономической и военной помощи. После второй мировой войны Тель-Авив получил более 140 млрд. долларов (по курсу 2004 г.), что также является абсолютным рекордом. На израильские счета каждый год поступает около 3 млрд. долларов только прямой помощи, что составляет примерно пятую часть всех средств, предусмотренных в бюджете на содействие иностранным государствам; на каждого гражданина Израиля, таким образом, приходится около 500 долларов в год. Столь большие суммы вызывают еще больше вопросов, если принять во внимание тот факт, что современный Израиль является достаточно богатой индустриальной державой с таким же уровнем дохода на душу населения, как в Южной Корее или Испании.

Всем государствам мира финансовая помощь выделяется в виде ежеквартальных выплат, что не мешает Израилю получать весь объем ассигнований в начале очередного финансового года вместе с возможностью дополнительно заработать на процентах с этой суммы. В то время, когда большинство стран обязано тратить субсидии на военные нужды в Соединенных Штатах, Израилю разрешено переводить около 25% соответствующих ассигнований на развитие собственной оборонной индустрии, и только Израилю позволено не давать отчет о том, на какие цели расходуется американская помощь. Это делает практически невозможным воспрепятствовать использованию денег в целях, которые противоречат интересам США, - например, строительству поселений на Западном берегу. Более того, США выделили Израилю около трех миллиардов долларов на модернизацию вооружений и поставляют ему такие первоклассные образцы техники, как вертолеты «Blackhawk» и реактивные самолеты F-16. Наконец, США обеспечивают Израилю доступ к разведданным, которые не раскрываются даже союзникам по НАТО, и сквозь пальцы смотрят на наличие у Тель-Авива ядерного потенциала.

Вашингтон оказывает твердую дипломатическую поддержку Израилю. С 1982 г. США наложили вето на 32 резолюции Совета Безопасности ООН, содержавших его критику; это превышает общее число всех случаев применения вето остальными членами СБ ООН, вместе взятыми. Соединенные Штаты блокируют все усилия арабских стран поставить израильский ядерный арсенал под контроль МАГАТЭ, оказывают помощь во время войны и занимают строну Израиля в ходе мирных переговоров. Администрация Никсона защищала его от угрозы советского вмешательства и осуществляла дополнительные военные поставки во время конфликта 1973 г. После его окончания Вашингтон принимал активное участие в мирных переговорах и последующем длительном «пошаговом» мирном процессе; он играл ключевую роль в подготовке и подписании соглашений в Осло. Во всех упомянутых случаях между представителями США и Израиля возникали периодические трения, но в целом американцы твердо отстаивали позицию своего ближневосточного партнера. Один из участников переговоров в Кэмп-Дэвиде в 2000 г. впоследствии вспоминал: «Слишком часто мы выступали… в качестве адвоката Израиля». Стоит добавить, что стремление администрации Буша изменить ситуацию на Ближнем Востоке, по крайней мере частично, направлено на улучшение стратегического положения Израиля.

Такую невероятную щедрость можно было бы понять, если бы Израиль имел жизненно важное стратегическое значение или поддержка США была бы связана с серьезными моральными обязательствами. Но ни одно из таких объяснений не представляется убедительным. Кто-то может заметить, что значение Израиля было очень существенным в дни «холодной войны». Этот союзник США с 1967 г. оказывал помощь в сдерживании советской экспансии в регионе, он же нанес унизительное поражение сателлитам СССР – Египту и Сирии. Временами Израиль оказывал содействие другим американским союзникам (например, иорданскому королю Хусейну), а его военные успехи вынуждали Москву тратить больше денег на нужды собственных друзей. Он также предоставлял важные сведения о советском военном потенциале.

Между тем, поддержка Израиля обходилась недешево и, сверх того, осложняла Америке отношения с арабским миром. Например, решение об оказании срочной военной помощи размером в 2,2 млрд. долларов в разгар конфликта 1973 г. привело к тому, что ОПЕК ввело нефтяное эмбарго, которое нанесло серьезный ущерб экономике западных стран. Между тем, израильские вооруженные силы сами по себе были неспособны защищать интересы США в регионе. Так, США не могли положиться на Израиль, когда Иранская революция 1979 г. поставила вопрос о безопасности добычи и транспортировки нефти, и потому приступили к созданию собственных сил быстрого развертывания. Первая война в Персидском заливе показала, насколько очевидно Израиль стал превращаться в стратегическую обузу. США не могли использовать израильские военные базы, не расколов антииракскую коалицию… История повторилась в 2003 г.: хотя Израиль очень жаждал начала американской атаки на Ирак, Буш не мог обратиться к нему за содействием, так как последнее вызвало бы сильное недовольство у арабов. Итак, Израиль снова остался не у дел.

Начиная с 1990-х гг. американская поддержка мотивировалась тем, что оба государства находятся под угрозой со стороны террористических группировок, существующих в арабском и мусульманском мире, и «стран-изгоев», которые оказывают поддержку этим группировкам и стремятся заполучить оружие массового поражения. Эта мотивировка стала декларироваться с еще большей интенсивностью после 11 сентября. Подобная посылка должна означать не только то, что Вашингтон должен закрывать глаза на действия Израиля в Палестине и не оказывать давление на Тель-Авив до тех пор, пока все палестинские террористы не будут схвачены или убиты. Она содержит и другой смысл: США следует вступить в конфронтацию с такими странами, как Иран и Сирия. Таким образом, Израиль рассматривается как ключевой союзник в борьбе с терроризмом, ведь враги Израиля суть – враги Америки. Однако на самом деле, Израиль является обузой в борьбе с терроризмом и только мешает диалогу со странами-изгоями.

«Терроризм» – это не только враг, но и целая тактика, используемая широким спектром политических сил. Террористические организации, несущие угрозу Израилю, не представляют опасности для США, если только последние не вступают с ними в непосредственное столкновение (как было в Ливане в 1982 г.). Более того, палестинский терроризм – это не оголтелая агрессия, направленная против Израиля или «Запада». В значительной степени, это ответ на затянувшуюся на десятилетия еврейскую колонизацию Западного берега и сектора Газа.

Важно отметить еще и другой момент. Когда мы говорим, что Израиль и США одинаково подвержены террористической угрозе, то это утверждение имеет обратную причинно-следственную связь, ведь Соединенные Штаты имеют проблемы с терроризмом именно по причине наличия близких союзнических отношений с Израилем, а не наоборот. Произраильский курс – не единственный, но чрезвычайно значимый стимул для антиамериканского терроризма, и он снижает эффективность антитеррористических мероприятий. Не вызывает сомнений, что израильское присутствие в Иерусалиме и тяжелое положение палестинцев оказывает на многих лидеров Аль-Кайеды, включая самого Усаму бин Ладена, отнюдь не умиротворяющее воздействие. Безоговорочная поддержка Израиля облегчает экстремистам задачу мобилизации масс и вербовки боевиков.

Что касается так называемых «стран-изгоев» на Ближнем Востоке, то они не представляют страшной опасности для жизненных интересов США и даже самому государству Израиль. Если им удастся овладеть ядерным оружием, возможностей для шантажа Америки или Израиля у них не прибавится: приведение угрозы в исполнение вызовет несоизмеримый по силе ответный удар. Столь же незначительной представляется опасность передачи ядерного оружия террористам, поскольку страна-изгой не может быть уверена в том, что такое действие останется незамеченным и за ним не последуют санкции и возмездие. Зато особый статус отношений с Израилем препятствует диалогу США с такими государствами. Наличие у Израиля ядерного арсенала служит для его соседей важным стимулом к обретению собственного атомного оружия, а попытки произвести смену режимов только усиливают подобные желания.

Наконец, есть еще одна причина, которая ставит под сомнение стратегическое значение Израиля. Дело в том, что эта страна отнюдь не ведет себя как верный союзник. Израильские высокопоставленные чиновники часто игнорируют требования США, отказываются от ранее данных обещаний (включая обязательства не строить поселения и воздержаться от «целевого уничтожения» палестинских лидеров). Израиль передавал засекреченные военные технологии потенциальным противникам США, например Китаю. Инспектор Государственного департамента заявил в связи с этим о «систематической участившейся практике незаконной передачи информации». По данным Главного Бюджетно-Контрольного Управления США, Израиль «проводит наиболее агрессивные шпионские операции против США среди всех их союзников». После дела Джонатана Полларда, который передал Израилю огромные объемы секретной информации в начале 1980-х гг. (согласно ряду источников, она была затем предоставлена СССР в обмен на увеличение квоты на репатриацию советских евреев), в 2004 г. возник новый конфликт. Тогда было установлено, что высокопоставленный чиновник Пентагона Лари Франклин передал закрытую информацию израильскому дипломату. Израиль вряд ли является единственной страной, которая ведет шпионскую деятельность против Америки, но готовность заниматься шпионажем в ущерб ключевому союзнику ставит под вопрос его собственную стратегическую ценность (Авторы статьи по неизвестным причинам обошли вниманием случаи прямого терроризма Израиля против США. В 1954 г. разразилось «дело Лавона». Пинхас Лавон занимал пост министра обороны Израиля и вынужден был уйти в отставку после того, как агенты МОССАД совершили ряд террористических атак на американские учреждения в Египте, но перед проведением более крупных подрывных акций были схвачены. Целью взрывов было столкновение Египта и США. В 1967 г., за несколько дней до начала Шестидневной войны, самолеты израильских ВВС и торпедные катера атаковали американское разведывательное судно “Liberty”, курсировавшее в нейтральных водах. В результате нанесенного удара погибли 34 и был ранены 171 моряк. Госсекретарь Дин Раск и Председатель комитета начальников штабов адмирал Томас Муккер назвали инцидент преднамеренным нападением на корабль ВМС США – прим. переводчика).

Сомнительная стратегическая ценность Израиля – не единственная проблема. Адвокаты Израиля утверждают, что он имеет право получать помощь в неограниченных масштабах потому, что он слаб и окружен со всех сторон врагами, потому что это демократия, потому что еврейский народ сильно пострадал в прошлом и заслуживает особого отношения. Указывают также и на то, что Израиль отличается гораздо более достойным поведением, нежели его противники. Однако под пристальным взглядом такие аргументы теряют убедительность. Существуют твердые моральные основания для поддержки самого существования Израиля, но ему нельзя помогать в ущерб собственным интересам. Если смотреть объективно, то его действия в прошлом и настоящем не дают повода для привилегированного отношения.

Израиль часто представляют в образе Давида, сражающегося с Голиафом, однако обратное сравнение будет ближе к истине. Вопреки широко распространенному стереотипу, сионисты обладали преимуществом в живой силе, военной технике и эффективности управления войсками во время Войны за Независимость (1947-1949). Армия Обороны Израиля без особых усилий разгромила Египет в 1956 г. и коалицию в составе Египта, Иордании и Сирии в 1967 г. – и это все до того, как в страну потекла рекой американская помощь. Сегодня Израиль является крупнейшей военной державой на Ближнем Востоке. Его обычные вооруженные силы намного мощнее, чем у соседних стран; только он на всем Ближнем Востоке обладает ядерным оружием. Израиль подписал мирные договора с Египтом и Иорданией; сделать то же самое предлагает и Саудовская Аравия. У Сирии больше нет покровителя в лице Советского Союза, Ирак лежит в руинах после трех разрушительных войн, а до границы с Ираном сотни километров. У палестинцев нет даже дееспособных полицейских формирований, не говоря уже об армии, представляющей какую-то реальную силу.

Согласно оценкам Центра стратегических исследований Тель-Авивского университета (2005 г.), «стратегический баланс сейчас явно в пользу Израиля, который продолжает увеличивать качественный отрыв от своих соседей в области военного потенциала и средств сдерживания». Если бы поддержка слабых была бы подлинным стимулом для оказания помощи, Соединенным Штатам следовало бы поддержать противников Израиля.

Часто указывают на то, что Израиль – это дружественный демократический режим, окруженный со всех сторон враждебными диктатурами. Однако такое объяснение не помогает понять необходимость сохранения нынешних объемов помощи: во всем мире есть множество стран с демократической формой правления, однако ни одна из них не пользуется столь мощной поддержкой. В прошлом США свергали демократические режимы и сотрудничали с диктаторами, если это считалось полезным для обеспечения национальных интересов. Да и сегодня Соединенные Штаты поддерживают хорошие отношения с целым рядом диктатур.

Некоторые аспекты израильской демократии противоречат фундаментальным американским ценностям. В США считается, что люди обладают равными правами независимо от расы, религии или национальности. Израиль, напротив, с самого начала был основан как еврейское государство, а возможность получения гражданства напрямую связано с наличием у человека определенных кровнородственных связей. Не удивительно, что 1 млн. 300 тыс. арабов находятся на положении граждан второго сорта, а результаты исследования, которое недавно провела израильская правительственная комиссия, говорят о «пренебрежительном и дискриминирующем отношении» государства к указанной группе населения. Отказ от предоставления палестинцам возможности создания собственного государства и нежелание наделять их полными политическими правами ставит под сомнение демократический характер режима.

В качестве третьего оправдательного довода приводятся страдания евреев на христианском Западе, особенно в период холокоста. Исходя из того, что евреи подвергались преследованиям на протяжении столетий, и чувствовать себя в безопасности они могут только в собственном государстве, многие люди полагают, что Израиль имеет право на особое отношение со стороны Соединенных Штатов. Несомненно, появление на политической карте в 1947 г. новой страны явилось адекватным ответом на долгую историю преступлений против евреев, но это же событие открыло целую серию злодеяний против невиновной третьей стороны – палестинцев.

Это хорошо понимали основатели Израиля. Давид Бен Гурион как-то сказал Науму Гольдману, президенту Всемирного Еврейского Конгресса: «Будь я арабским лидером, я бы не искал компромиссов с Израилем. Ничего удивительного: мы отняли у них страну… Мы произошли из Израиля, но с тех пор прошло две тысячи лет – какое им до того дело? Мы повидали антисемитизм, нацистов, Гитлера, Освенцим, но в чем была их вина? Они видят только одно: пришли мы и украли их землю. С какой стати они должны мириться с этим?»

С тех пор израильские лидеры неоднократно пытались игнорировать чаяния палестинцев. Будучи премьер-министром, Голда Меир сделала свое знаменитое замечание: «Никаких палестинцев не существует». Под влиянием насилия, провоцируемого экстремистами, и роста численности палестинского населения израильское правительство вынуждено было вывести поселения из сектора Газа и приступить к обсуждению других территориальных уступок, но даже Ицхак Рабин не был готов пойти на создание полноценного Палестинского государства. «Выгодное» предложение, сделанное Эхудом Бараком в Кэмп-Дэвиде, сводилось лишь к созданию некоторого числа демилитаризованных бантустанов под фактическим контролем Израиля. Трагическая история еврейского народа не обязывает Соединенные Штаты помогать Израилю независимо от действий последнего.

Адвокаты Израиля пропагандируют образ страны, неизменно стремящейся к миру и проявляющей большую выдержку даже в случае провокаций. Арабов, напротив, изображают злобными агрессорами. Тем не менее, при более тщательном анализе мы увидим, что репутация Израиля не лучше, чем у его противников. Бен-Гурион признавал, что первые сионисты, мягко говоря, недоброжелательно относились к палестинским арабам, которые оказывали сопротивление атакам против них (нечему удивляться, ведь евреи стремились создать собственное государство на арабских землях).

Образование Израиля в 1947-48 гг. сопровождалось этническими чистками, казнями, резней и изнасилованиями, совершавшимися евреями. Действия Израиля в дальнейшем также часто отличались жестокостью, которая отвергает всякие претензии на моральное превосходство. Например, с 1949 по 1956 гг. израильские силы безопасности уничтожили от 2700 до 5000 арабов, нарушивших границу. Подавляющее большинство из них не было вооружено. Армия Обороны Израиля повинна в убийстве сотен египетских военнопленных в войнах 1956 и 1967 гг. После Шестидневной войны от 100 до 260 тысяч палестинцев были вынуждены бежать с территории только что оккупированного Западного берега, а 80 тысяч сирийцев были изгнаны с Голанских высот.

Во время первой интифады военнослужащим ЦАХАЛ выдавались дубинки, которыми те ломали кости палестинским участникам акций протеста. По данным шведского филиала организации «Спасите детей», «за период интифады от 23600 до 29900 детей нуждались в медицинской помощи в результате травм, ставших следствием избиений». Треть из них была в возрасте 10 лет и младше. Реакция на вторую интифаду была еще более жесткой; как отмечала газета Гаарец «ЦАХАЛ… превращается в орудие убийства, которое внушает ужас и приводит в состояние шока». Военнослужащие ЦАХАЛ выпустили миллион пуль в первые дни восстания. С тех пор на каждого убитого израильтянина приходится 3,4 погибших палестинца, большинство из которых были просто сторонними наблюдателями; соотношение убитых израильских и палестинских детей еще более внушительно: 1:5,7. Не следует также забывать, что сионисты с помощью бомб стремились изгнать британцев из Палестины, а Ицхак Шамир, террорист, ставший впоследствии премьер-министром, заявил, что «ни еврейская этика, ни еврейская традиция не осуждают терроризм как одно из средств ведения боя».

Использование палестинцами террористических методов является ошибкой, которая, тем не менее, легко поддается объяснению. Палестинцы просто не видят других способов добиться уступок от Израиля. Как однажды признался Эхуд Барак, если бы он родился палестинцем, то «стал бы членом террористической группировки».

Итак, ни стратегические, ни моральные доводы не объясняют причин американской поддержки Израиля. Тогда какое объяснение можем дать мы?

Причины следует искать в огромном влиянии израильского лобби. Мы используем слово «Лобби» (здесь и далее существительное «лобби» применительно к конгломерату произраильских организаций пишется с большой буквы – прим. переводчика) в качестве термина, означающего широкую коалицию отдельных лиц и организаций, активно работающих над формированием произраильского вектора американской внешней политики. Мы далеки от предположения, что «Лобби» является монолитной структурой с централизованным руководством, а отдельные его представители не имеют разногласий по некоторым вопросам. Не все американцы еврейского происхождения входят в это лобби, поскольку многие из них не испытывают озабоченности в связи с положением Израиля. Так, по данным проведенного в 2004 г. исследования, около 36 % американских евреев заявили, что «не сильно» или «вообще не» ощущают какую-либо эмоциональную связь с Израилем.

Американские евреи также имеют различные взгляды по отдельным аспектам израильской политики. Многие из ключевых организаций Лобби, такие как Американо-Израильский Комитет Общественных Связей (The American Israel Public Affairs Committee (AIPAC)) и Конференция Президентов Главных Еврейских Организаций, возглавляются сторонниками жесткого курса, которые поддерживают экспансионистскую политику партии «Ликуд» и разделяют ее враждебное отношение к мирным соглашениям в Осло. Тем не менее, основная масса американских евреев с бо?льшим энтузиазмом относятся к уступкам палестинцам, а некоторые группы, такие как Еврейский Голос за Мир, активно поддерживают подобные меры. Невзирая на указанные разногласия, и сторонники жесткой линии, и представители умеренного крыла выступают за всемерное содействие Израилю.

Не удивительно, что лидеры американского еврейства часто проводят консультации с израильскими официальными лицами, дабы удостовериться в том, что их собственные действия идут во благо Израилю. Как написал активист одной крупной еврейской организации, «Мы обычно говорим так: это наша политика по определенному вопросу, но мы должны сверять часы с тем, что думают израильтяне. И наша община делает это постоянно». Критика политики Израиля считается предрассудком, а давление на эту страну вообще воспринимается как нечто из ряда вон выходящее. Эдгар Бронфман, президент Всемирного Еврейского Конгресса, был обвинен в «предательстве», после того как в середине 2003 г. написал послание Джорджу Бушу, в котором призывал его убедить Израиль прекратить постройку «стены безопасности». Критики Бронфмана заявили, что «это отвратительно, когда Президент Всемирного Еврейского Конгресса рекомендует президенту Соединенных Штатов идти наперекор политике правительства Израиля».

Подобное произошло в ноябре 2005 г., когда Сеймур Рейх, президент Израильского Политического Форума, посоветовал Кондолизе Райс проконсультироваться с Израилем по вопросу возобновления работы пункта важнейшего пограничного пропуска в секторе Газа. Действия Рейха были осуждены как «безответственные». Его оппоненты указывали на то, что «в еврейских кругах совершенно недопустимо подвергать сомнению политику Израиля в отношении вопросов безопасности. Стремясь смягчить критику в свой адрес, Рейх заявил: «слово "давление" исчезает из моего лексикона, когда речь заходит об Израиле».

Для влияния на американскую внешнюю политику американские евреи создали впечатляющий конгломерат организаций, из которых AIPAC является самой известной и могущественной. В 1997 г. журнал Fortune провел опрос среди конгрессменов и их помощников. Их просили перечислить самые могущественные лоббистские структуры в Вашингтоне. В итоге AIPAC занял второе место вслед за Американской Ассоциацией Пенсионеров, опередив Национальную Стрелковую Ассоциацию. Исследование National Journal, проведенное в марте 2005 г., дало аналогичные результаты: AIPAC снова расположился на втором месте.

Лобби также включает известных христианских телевизионных проповедников: Гарри Бауэра, Джерри Фолуэлл (скончался летом 2007 г – прим. переводчика), Ральфа Рида и Пэта Робинсона. К ним примыкают бывшие лидеры партии большинства в Конгрессе – Дик Арми и Том Делей. Все они верят, что возрождение Израиля является исполнением библейских пророчеств, и поддерживают его экспансию. По их мнению, выступать против Израиля означает противиться воле Бога. Неоконсерваторы нееврейского происхождения, такие как Джон Болтон, бывший редактор Walt Street Journal Роберт Бартли, бывший министр образования Уильям Бенетт, бывший представитель США в ООН Джин Киркпатрик и влиятельный колумнист Джордж Уилл являются твердыми сторонниками Израиля.

Система власти в США открывает заинтересованным лицам много возможностей влиять на политический процесс. Лоббистские группы могут оказывать влияние на представителей исполнительной власти, выделять деньги на предвыборную кампанию, участвовать в голосовании, прикладывать усилия для формирования общественного мнения. Они имеют особенно сильное влияние в тех ситуациях, когда огромное большинство населения равнодушно относится к их планам в той или иной сфере. Политики будут склонны оказать содействие реализации планов лоббистских групп, ибо они (политики) уверены, что это никак не скажется на их имидже в глазах народа. Общий характер действий израильского лобби ничем не отличает его от фермерского лобби, профсоюзов сталелитейной и текстильной промышленности, других этнических лобби. Нет ничего предрассудительного в том, что американские евреи и их христианские союзники предпринимают попытки повлиять на американскую внешнюю политику. Деятельность Лобби – это не плод заговора, описанного в трактатах типа Протоколов сионских мудрецов. По большей части, частные лица и группировки, образующие Лобби, делают те же вещи, что и все подобные им структуры. Но они делают их гораздо эффективнее. Проарабские группы, если такие вообще существуют, чрезвычайно слабы, что еще больше облегчает задачу израильского лобби.

Лобби реализует две важные стратегические линии. Во-первых, оно пользуется значительным влиянием в Вашингтоне, проводя необходимые решения через Конгресс и органы исполнительной власти. Каковы бы не были взгляды отдельно взятого конгрессмена или политического деятеля, работающего вне стен парламента, каждому из них Лобби старается представить поддержку Израиля наиболее «разумным» выбором. Во-вторых, оно стремится создать такой общественный дискурс, в котором государство Израиль будет освещаться в позитивных тонах посредством повторения мифов о его создании и декларирования нужной точки зрения в различных дебатах: нельзя допустить честного обсуждения критических комментариев в политическом пространстве. Контроль над полемикой гарантирует американскую поддержку, ведь беспристрастная дискуссия об отношениях США и Израиля может привести к серьезному сдвигу в общественном мнении.

Главный фактор успехов Лобби заключается в его силе в Конгрессе, где Израиль практически полностью защищен от какой-либо критики. Этот момент интересен сам по себе, поскольку Конгресс редко уклоняется от дебатов по спорным вопросам. Однако как только дело касается Израиля, потенциальные критики замолкают. Отчасти это объясняется тем, что ряд наиболее влиятельных конгрессменов являются христианскими сионистами. Один из них, Дик Арми, в сентябре 2002 г. сказал: «Своим основным внешнеполитическим приоритетом я вижу защиту Израиля». Вообще-то, можно предположить, что основным внешнеполитическим приоритетом каждого конгрессмена должна быть защита Америки. Кроме того, в законодательной власти представлены еврейские сенаторы и конгрессмены, работающие над формированием такого курса внешней политики, который будет обеспечивать соблюдение израильских интересов.

Другим источником могущества AIPAC являются произраильски настроенные работники аппарата Конгресса. Как однажды признался Моррис Эмитей, бывший глава AIPAC, «там, уровнем выше (на Капитолийском холме), работает много ребят, которым суждено было родиться евреями и которые охотно… рассматривают некоторые вопросы сквозь призму своего еврейства… Все эти ребята в состоянии принимать решения за тех сенаторов по этим вопросам… Уже на уровне аппарата удается сделать очень многое».

AIPAC представляет собой ключевую деталь в механизме влияния на Конгресс. Его успех связан с возможностью поощрять законодателей и кандидатов на парламентских выборах, выражающих его интересы, и наказывать противников. Деньги играют огромную роль в американском выборном процессе (об этом нам напоминает скандал вокруг темных дел лоббиста Джека Абрамова), и AIPAC гарантирует своим друзьям большую финансовую поддержку, исходящую от многочисленных произраильских политических группировок. Всякий, кого AIPAC сочтет врагом Израиля, может быть уверен, что организация выделит предвыборные пожертвования его или ее соперникам. Кроме того, AIPAC занимается организацией кампаний по массовой отправке писем в СМИ и побуждает газетных редакторов поддерживать произраильских кандидатов.

Не вызывает сомнения эффективность данной тактики. Приведем один пример. На выборах 1984 г. AIPAC способствовал поражению сенатора Чарльза Перси из Иллинойса, который, как заявил высокопоставленный представитель Лобби, «проявил равнодушие и даже враждебность к нашим делам». Глава AIPAC Томас Дайн прокомментировал ситуацию следующим образом: «Все евреи Америки, от океана до океана, объединились, чтобы изгнать Перси. Одновременно это стало сигналом для американских политиков, занимающих государственные посты теперь или стремящихся оказаться на них в будущем».

Влияние AIPAC на Капитолийском холме этим не ограничивается. Дуглас Блюмфельд, бывший сотрудник аппарата AIPAC, заметил, что «когда конгрессменам и сотрудникам аппарата требуется какая-то информация, то первым делом они обращаются в AIPAC, а уже потом звонят в Библиотеку Конгресса, Исследовательскую службу Конгресса, членам комитета или экспертам администрации». Еще более важен другой момент: Блюмфельд отмечает, что в AIPAC поступают обращения с просьбами о написании речей, содействии в законотворческой работе, предоставлении консультаций по тактическим вопросам, проведении исследований.

В итоге получается следующая картина. AIPAC, де факто являющийся агентом иностранного правительства, мертвой хваткой вцепился в Конгресс. Как следствие, там не обсуждается политика США в отношении Израиля, - и это несмотря на то, что характер взаимоотношений двух стран имеет важные последствия для всего мира. Другими словами, одна из трех ветвей власти твердо привержена поддержке Израиля. Бывший сенатор-демократ Эрнст Холлингс, покидая свой пост, заметил: «У нас могут быть только такие отношения с Израилем, каких хочет AIPAC». Или вот еще пример. Ариэль Шарон, выступая перед американской аудиторией, сказал: «Когда меня спрашивают, как можно помочь Израилю, я отвечаю: «Помогите AIPAC».

Благодаря значению голосов еврейских избирателей на президентских выборах, Лобби имеет эффективные рычаги воздействия и на исполнительную власть. Хотя евреи составляют менее 3% населения, они выделяют большие пожертвования кандидатам от обеих партий. По оценкам газеты The Washington Post, кандидаты в президенты от Демократической партии «зависят от своих еврейских сторонников, на 60% финансирующих их избирательную кампанию». В связи с тем, что избиратели еврейского происхождения демонстрируют высокую явку на выборах и сосредоточены в ключевых штатах (Калифорния, Флорида, Иллинойс, Нью-Йорк и Пенсильвания), претенденты на высокий пост идут на многое, дабы не отталкивать эту часть электората.

Ключевые организации, составляющие костяк Лобби, ставят перед собой задачу воспрепятствовать назначению критиков Израиля на высокие должности во внешнеполитическом ведомстве. Так, Джимми Картер в начале своего первого президентского срока хотел сделать Джорджа Болла государственным секретарем. Но он не мог не считаться с тем, что Болл имел репутацию деятеля, настроенного скептически по отношению к Израилю, и что Лобби, естественно, воспротивиться такому назначению. Каждый, кто мечтает сделать политическую карьеру, не имеет другого выбора, кроме как стать открытым сторонником Израиля – не удивительно, что публичных критиков израильского курса можно теперь заносить в красную книгу.

Когда Говард Дин (известный деятель Демократической партии, в 1991-2003 гг. занимавший пост губернатора штата Вермонт – прим. переводчика) призвал правительство США к более «справедливому подходу» к арабо-израильскому конфликту, сенатор Джозеф Либерман обвинил его в попытке «сдать» Израиль и назвал подобные призывы «проявлением безответственности». Практически все лидеры фракции демократов в Сенате подписали заявление, осуждающее высказывания Дина. Газета Chicago Jewish Star сообщила об «неизвестных лицах… организовавших массовую рассылку сообщений на электронные адреса лидеров американского еврейства по всей стране, в которых содержались предупреждения (правда, достаточно безосновательные) об опасности, которую Дин представляет для Израиля».

Подобные опасения были совершенно беспочвенными: сопредседатель избирательного штаба Дина являлся бывшим главой AIPAC, да и сам губернатор Вермонта говорил о том, что его позиция по Ближнему Востоку по большей части отражает точку зрения AIPAC, а не более умеренного движения «Американцы за мир сейчас». Дин всего-навсего предположил, что Вашингтон должен выступать как честный посредник, чтобы «наладить конструктивный диалог» между участниками конфликта. Вряд ли это можно назвать радикальной идеей, но Лобби не терпит даже призывов к равноправию.

В период пребывания у власти администрации Клинтона, американская ближневосточная политика в основном формулировалась людьми, тесно связанными с Израилем или крупными произраильскими структурами. Среди них можно назвать имена Мартина Индика, бывшего заместителя главы исследовательского центра AIPAC и соучредителя произраильского Института ближневосточной политики (WINEP), Дениса Росса, приступившего к сотрудничеству с этим институтом после ухода из правительства в 2001 г., и Аарона Миллера, долгое время прожившего в Израиле и часто посещающего эту страну. В июле 2000 г. они были ближайшими советниками Клинтона на саммите в Кэмп-Дэвиде. И хотя все трое поддержали мирные соглашения в Осло и приветствовали создание Палестинского государства, они не могли позволить себе занять позицию, даже в малом расходящуюся с генеральной линией израильского руководства. Члены американской делегации, правильно восприняв соответствующий намек Эхуда Барака, заранее скоординировали свою позицию с Израилем и в ходе переговоров не высказывали никаких самостоятельных предложений. Не вызывает удивления, что палестинские участники переговоров выразили недовольство: «Мы вели диалог с двумя израильскими делегациями, одна из которых заседала под собственно израильским флагом, а другая – под американским».

Картина приобрела еще большую наглядность в администрации Буша, в составе которой были представлены такие пламенные приверженцы израильского дела как Эллиот Абрамс, Джон Болтон, Дуглас Фейт, И. Льюис («Скутер») Либби, Ричард Перл, Пол Вулфовиц и Дэвид Вурмсер. Как мы увидим впоследствии, все эти люди последовательно проводили политику, которая одобрялась Израилем и поддерживалась структурами, образующими Лобби.

Лобби стремится не допустить открытой дискуссии потому, что американцы в таком случае получат возможность задать резонные вопросы о масштабах американской помощи. Естественно, произраильские организации прилагают все усилия для того, чтобы оказать максимальное влияние на каналы масс-медиа, играющие решающую роль в формировании общественного мнения.

Точка зрения Лобби доминирует в СМИ. Журналист Эрик Альтерман пишет, что среди экспертов по Ближнему Востоку, чьи взгляды транслируются в СМИ, «подавляющее большинство составляют люди, для которых критика Израиля совершенно невообразима». Далее он перечисляет фамилии 61 «колумниста и комментатора, безоглядно и рефлексивно поддерживающих Израиль». Альтерман смог назвать только 5 экспертов, последовательно критикующих действия Израиля или симпатизирующих арабам. Газеты иногда публикуют статьи, скептически оценивающие политику Израиля, но на общем характере дискурса это никак не сказывается. Практически невозможно себе представить, чтобы какое-либо значимое СМИ опубликовало статью вроде той, которую вы читаете сейчас.

«Шамир, Шарон, Биби (Беньямин Нетаньяху – прим. переводчика) – что бы эти ребята не захотели, мне по душе все их желания», - однажды заметил Роберт Бартли. Не удивительно, что его газета Wall Street Journal, наряду с другими авторитетными изданиями типа Chicago Sun-Times и Washington Times, регулярно публикует редакционные статьи, в которых Израилю выражается мощнейшая поддержка. Журналы, такие как Commentary, New Republic и Weekly Standard защищают Израиль во всех ситуациях.

Редакторская предвзятость обнаруживает себя в газетах уровня New York Times, которая время от времени позволяет себе критику израильского курса и даже иногда признает наличие законных причин для недовольства у палестинцев. Но в целом подход издания сложно назвать беспристрастным. В своих мемуарах бывший ответственный редактор газеты Макс Френкель признал влияние собственных субъективных ощущений на свои редакторские решения: «Я был предан Израилю в гораздо большей степени, чем мог это открыто признать… Имея хорошие представления об Израиле и много друзей в этой стране, я самостоятельно писал большую часть наших комментариев о ситуации на Ближнем Востоке. Арабские читатели чувствовали гораздо лучше евреев, что в своих статьях я занимал произраильскую позицию».

Выпуски новостей несколько более сбалансированы в плане оценок, отчасти благодаря стремлению репортеров к объективности, отчасти из-за того, что ситуацию на оккупированных территориях сложно освещать, никак не сообщая о действиях Израиля. Чтобы воспрепятствовать выходу в эфир неблагоприятных для себя репортажей, Лобби инициирует кампании по «заваливанию» письмами, демонстрации и бойкоты новостных выпусков, содержание рассматриается им как антиизраильское. Один из руководителей CNN заявил, что за сутки ему однажды пришло 6000 электронных сообщений с возмущением по поводу одного репортажа. В мае 2003 г. произраильский Комитет за беспристрастное освещение событий на Ближнем Востоке в Америке (CAMERA) провел демонстрации возле офисов Национального радио (NPR) в 33 городах. Организация также пыталась убедить частных спонсоров (в США очень широко распространена практика добровольных пожертвований рядовых граждан различным общественным институтам – прим. переводчика) воздержаться от финансирования радио до тех пор, пока на его волнах не начнется рассказ о событиях на Ближнем Востоке в более выгодном для Израиля ключе. Сообщалось, что в результате действий Комитета отделение Национального радио в Бостоне (WBUR) недосчиталось пожертвований на сумму более одного миллиона долларов. Затем к кампании против радиостанции подключились друзья Израиля в Конгрессе, которые потребовали введения внутреннего контроля над освещением ближневосточной ситуации и усиления надзора со стороны.

Произраильская сторона также преобладает в среде интеллектуальных учреждений, играющих большую роль в формировании общественного дискурса и политики как таковой. В 1985 г. Лобби создало свою собственную организацию подобного рода, когда Мартин Индик принял участие в основании Института Ближневосточной политики. Хотя этот институт и избегает демонстрировать свои связи с Израилем, заявляя, напротив, о «сбалансированном и реалистичном» подходе к ближневосточной проблематике, руководят и финансируют его люди, твердо приверженные отстаиванию интересов Израиля.

Однако влияние Лобби распространяется далеко за пределы WINEP. За последние 25 лет представители произраильских сил сумели занять руководящие позиции в Институте Американской Инициативы (American Enterprise Institute), Институте Брукингса (Brookings Institutions), Центре Политики Безопасности (Center for Security Policy), Институте Исследований Международных Отношений (Foreign Policy Analysis) и Еврейском Институте Национальной Безопасности (Jewish Institute for National Security Affairs). В этих учреждениях вряд ли работает хотя бы один эксперт, скептически оценивающий нынешний формат американо-израильских отношений.

Возьмем, к примеру, Институт Брукингса. В течение многих лет его ведущим специалистом по Ближнему Востоку был Уильям Квандт, бывший член Совета по Национальной Безопасности, пользовавшийся заслуженной репутацией беспристрастного аналитика. Сегодня политику института контролирует Сейбеновский Центр Ближневосточных Исследований, финансируемый Хаимом Сейбеном, израильско-американским бизнесменом и ревностным сионистом. Как обычно, директором центра является вездесущий Мартин Индик. Так источник объективной политической информации превратился в солиста хора, поющего оды Израилю.

Джон Миршаймер и Стивен Уолт


Перевод с английского Дмитрия Павлова


Источник: Санкт-Петербургский центр изучения современного Ближнего Востока

21.09.2007 Джон Миршаймер


Комментарии (7)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



геополитика
 
«Волчья стая» от ВМС США: подробности коррупционного скандала (Сергей Острына)
Ирано-американское сближение: плюсы и минусы для России (Игорь Николаев)
«Подвиг моджахедов-разведчиков» и кому оно было надо (Игорь Панкратенко)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
26.11.2014 Санкции Запада мешают России строить в Крыму электростанции
25.11.2014 Sony Pictures отключила свои компьютерные системы после хакерских атак
25.11.2014 Страховые компании терпят убытки
Остальные новости


Сиделка с проживанием в Москве http://socpatron.ru/sidelka-s-prozhivaniem.html.
 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ